Арбитражный управляющий Ашихмин Константин Александрович

О том как кредиторы забирают единственное жилье

По общему правилу единственное жилье (если оно не в ипотеке) не попадает в конкурсную массу, а, следовательно, не может быть реализовано.

Однако, из этого правила бывают исключения. О них мы сегодня и поговорим.

Все началось с небезызвестного в юридических кругах дела о банкротстве гражданина Фрущака. (Дело № А40-67517/2017).

Верховный суд определением от 29.11.2018 отменил судебные акты трех инстанций, которыми единственная квартира должника была исключена из конкурсной массы. Суд обратил внимание на:

недобросовестное поведение должника, направленное на искусственное придание спорной квартире статуса  единственного жилья для  сокрытия его от обращения взыскания.

— также, суд обратил внимание на характеристики квартиры: пятикомнатная трехуровневая квартира общей площадью 198 кв. м. Верховный суд в результате направил дело на новое рассмотрение.

При повторном рассмотрении суды трех инстанций учли разъяснения Верховного суда и отказали должнику в исключении квартиры из конкурсной массы в связи с  имеющимися со стороны должника злоупотреблениями:

1)            Должник намерено отказался от приватизации другой квартиры  в которой был постоянно  зарегистрирован в пользу дочери.

2)            Должник предпринял действия по отчуждению спорной квартиры через соглашение о разделе имущества супругов и договор дарения. Данные договоры были признаны недействительными, а права новых собственников на квартиру были прекращены.

Следует отметить, что впоследствии должник был вынужден рассчитаться с единственным своим кредитором, чтобы сохранить квартиру и производство по делу было прекращено. Конкретно для Фрущака инцидент был исчерпан и производство по делу было завершено.

Однако, состоялся прецедент и разъяснения Верховного суда по данному делу стали ориентиром для рассмотрения судами других дел.

Буквально через два месяца Постановлением  от 15.01.2019 Арбитражного суда Уральского округа по делу о банкротстве гражданина Поторочина (дело № А60-56649/2017) были оменены судебные акты судов нижестоящих инстанции об исключении из конкурсной массы пятикомнатной двухуровневой квартиры площадью 147 м2.

Суд округа направил дело на новое рассмотрение, указав, что имеются следующие обстоятельства, ставящие под сомнение обоснованность исключения из конкурсной массы единственного жилья в данном случае:

1)            Большая площадь квартиры. По мнению суда, поскольку площадь пятикомнатной двухуровневой квартиры составляла 147 м2, то она по своим параметрам превышает разумно достаточные характеристики для удовлетворения потребности в жилище одного человека.

2)            Должник является единственным зарегистрированным лицом в спорной  квартире. То есть супруга, дети, родители в ней не зарегистрированы.

3)            Суд округа указал, что судам надлежит установить не имело ли место со стороны должника злоупотребления правом с целью недопущения реализации спорной квартиры для погашения задолженности перед кредиторами.

Так, среди обстоятельств, бросающих тень на репутацию должника имелись:

— повторное банкротство;

— должник, зная о своих значительных долговых обязательствах, преднамеренно произвел отчуждение всего ликвидного имущества, в том числе отказался от принятия наследства. Причем в рамках предыдущего банкротства должник квартиру отчуждал в целях избежания ее реализации в банкротстве, однако сделка была признана недействительной, а квартира возвращена должнику.

4)            Значительный долг перед кредиторами.

5)            Суд установил, что кредиторами предпринимаются меры по  наделению должника  иным жильем. Вот на это пункт следует обратить особое внимание. А именно, собранием кредиторов принято решение передать должнику иную квартиру, взамен отчуждаемой.

Должник от получения предлагаемого ему кредиторами  жилья отказывался, в том числе путем оспаривания  указанного решения собрания кредиторов. Однако, суд посчитал данное решение собрания кредиторов является законным. Следует отметить, что на момент вынесения судебного акта для должника по-прежнему квартира являлась единственным жильем.

Фактически, Верховный суд легализовал механизм обеспечения кредиторами должника более скромным жильем взамен имеющегося. Суд округа сделал акцент на необходимости соблюдения  баланса интересов кредиторов и должника. И посчитал, что ситуация, когда должник должен кредиторам крупную сумму, однако продолжает проживать один в пятикомнатной двухуровневой квартире является не справедливой.

Как и следовало ожидать, при новом рассмотрении дела, суды учли все вышеуказанные доводы и отказали в исключении квартиры из конкурсной массы.

Причем, следует обратить  внимание на одно важное обстоятельство. На момент нового рассмотрения дела должник уже кроме квартиры площадью 147 м2 уже был обладателем еще квартиры —   однушки площадью 31 м2, которые ему заботливо предоставили кредиторы.

Как же это произошло? Технически это было оформлено через решение  собрания кредиторов которым данная однокомнатная  квартира была передана в собственность должника одним из его кредиторов. Также, собранием было решено впоследствии компенсировать этому кредитору стоимость переданного должнику жилого помещения за счет реализации пятикомнатной квартиры.

 То есть, вдобавок ко всему, пятикомнатная квартира перестала быть для должника  единственным жильем. И кроме вывода о том, что данная квартира является слишком большой чтобы на нее распространялся исполнительский иммунитет, теперь данная квартира вдобавок перестала являться единственным жильем, что окончательно вывело ее из разряда имущества, которое подлежит исключению в конкурсную массу.

Теперь вместо оставления за кредитором пятикомнатной квартиры ему была оставлена в качестве единственного жилья однокомнатная квартира площадью почти в 5 раз меньше и в которую он возможно даже не видел ни разу на момент ее «приобретения».

Кстати, решения собрания кредиторов в том числе о предоставлении должнику квартиры взамен пятикомнатной, устояли при рассмотрении жалобы должника в суде апелляционной инстанции.

Вынесенное постановление Арбитражного суда Уральского округа стало ориентиром для иных судов.

Схема предоставления жилья меньшей площади путем решения собрания кредиторов была применена кредиторами и в рамках других дел.

Следует отметить определение Арбитражного Архангельской области по делу о банкротстве гражданина Попова. (Дело № А05-3506/2016) от 23.01.2020 года.

Должник обратился с заявлением об исключении трехуровневой квартиры площадью 228 квадратных метров  из конкурсной массы. Суды трех инстанций ему отказали в связи с тем, что данная квартира находится в ипотеке и поэтому даже будучи единственным жильем, она не может быть исключена из конкурсной массы. В принципе ситуация является стандартной, как уже говорилось выше, на залоговое жилье не распространяется правило об исключении его из конкурсной массы, даже если оно является единственным.

Однако, определением Верховного суда от 06.06.2019 дело направлено на новое рассмотрение поскольку Верховный суд пришел к выводу о том, что право залога на квартиру было прекращено в связи с пропуском залоговыми кредиторами срока на подачу заявления о включении в реестр требований кредиторов. Да, и такое бывает! Правда не часто. И в этом случае залоговый кредитор становится простым конкурсным кредитором.

Однако, интересно нам, данное дело в связи с другими обстоятельствами.

При новом рассмотрении дела, суд первой инстанции отказал в исключении трехуровневой квартиры из конкурсной массы, но уже не потому что квартира является залоговой, а руководствуясь обстоятельствами, аналогичными установленным в деле о банкротстве гражданина Поторочина:

  • Квартира является слишком большой для одного человека.

Площадь квартиры составляла   228,1 кв. м;  (фактически часть жилого дома из трех этажей включающей кроме обычных помещений, бассейна, сауна и гараж).   Стоимость около 16 млн рублей. Из анализа судебного акта я пришел к выводу, что именно данное обстоятельство являлось основным при отказе в исключении из конкурсной массы.

2)            Кроме должника в квартире никто не проживает.

3)            Значительный объем кредиторской задолженности при почти полном отсутствии имущества за счет продажи которого эта задолженность может быть погашена. Кредиторская задолженность более 20 млн рублей.

4)            Конкурсными кредиторами предпринимаются меры по наделению должника иной квартирой (жильем).  А именно, собранием кредиторов принято решение об обращении  к должнику с предложением о приобретении ему  другого жилого помещения площадью 30 м2. Должник, как и ожидалось, отказался. Предоставление альтернативного жилья.

В итоге, единственное жилье было продано на торгах, заявление об оспаривании торгов было оставлено без удовлетворения.

Апелляционная жалоба на определение об отказе в признании недействительным решения собрания кредиторов о приобретении на имя Должника благоустроенного жилого помещения площадью не менее 30 кв. м вместо квартиры площадью 228 м2 уже состоялось. Данное решение собрания кредиторов признано легитимным.

То есть можно прийти к выводу о том, что выработан механизм наложения взыскания на единственное жилье должника, через наделение его иным жильем меньшего размера.

Вывод:

Наметилась явная тенденция на изъятие у кредиторов жилья если характеристики такого жилья, по мнению суда, значительно превышают разумные и достаточные для обеспечения конституционных прав гражданина на жилье. 

Возникает вопрос какую площадь жилья считать разумной и достаточной для одного человека?

Если 228 и 140 много, то сколько в самый раз?

Так как законом конкретные характеристики такого жилья не установлены, то суды исходят из своих субъективных представлений, а также, ссылаются на акты муниципалитетов, устанавливающих нормы предоставления площади жилого помещения малоимущим гражданам по договору социального найма. Для примера, в Екатеринбурге это 16 кв.м. общей площади на человека, в Москве – 18 кв.м.

 Таким образом, следуя данной логике, выселить могут и из жилья куда меньшего размера чем 228 и 140 м2. Однако, с такими прецедентами мы пока не сталкивались.

Не берусь судить насколько применение данных нормативов справедливо, но на мой взгляд не совсем обоснованно, так как данные цифры все же касаются ситуации когда государство за счет собственных средств наделяет нуждающихся необходимым минимумом, в том числе исходя из финансовых возможностей государства. Применительно же к банкротству мы сталкиваемся немного с другим вопросом:  сколько оставить гражданину жилья и какого качества исходя не из возможностей конкретного бюджета, а с учетом баланса интересов кредиторов и должника, соблюдая принципы разумности и справедливости. Однако, пока на этот счет конкретного регламента нет, думаю что суды и впредь будут применять вышеуказанные муниципальные нормативы. И тогда, теоретически, включена в конкурсную массу может быть любая квартира превышающая 16 или 18 м2.

Наличие со стороны должника признаков недобросовестного поведения также учитываются, однако на мой взгляд, не являются главными.